Электронный  справочник  традиционной  керамики

Вопрос-ответ

На этой странице публикуются ответы на самые актуальные вопросы проекта:


Вопрос:
1 – Кто Вас финансирует?
Ответ:
Это негосударственный некоммерческий проект, на финансирование которого не было потрачено ни одной копейки государственных денег.
Все работы производились частными лицами за счет своих собственных средств.  Все сотрудники проекта работают только  за идею.


Вопрос:
А почему на сайте нет фамилий тех, кто трудился за идею?  Страна должна знать своих героев!
Ответ:
Профессиональные коллекционеры не любят известности. И на то есть серьезные причины.  Достаточно того, что материалы коллекции  сертифицированы профессиональными экспертами.


Вопрос:
Народными промыслами занимаются государственные организации. Зачем еще один ресурс?
Ответ:
Государственные организации не идеальны только потому, что они государственные.  Там тоже работают люди,  которые могут быть некомпетентными, или имеющие свою коммерческую заинтересованность.  Мы не говорим, что все такие. Напротив – в государственной сфере работает много честных и порядочных людей. Порядочных и добросовестных специалистов там абсолютное большинство.  Но даже одна  капля дегтя может испортить бочку меда. Мы смотрим на результат. А результаты неутешительные: информация о народных художественных промыслах искажена до невозможности.  В число мастеров записывают каких-то  непонятных людей, никакого отношения к традиции не имеющих.  А потом выясняется, что  эти люди друзья и родственники ответственных лиц.  Искажаются даты на целые  десятилетия.  И вся эта деструктивная деятельность часто финансируется самими же  государственными структурам.  Это грустно и  неправильно.


Вопрос:
И вы хотите обличить этих людей?
Ответ
Деятельностью этих людей должны заниматься суд, прокуратура и те мастера, интересы которых были попраны и ущемлены.  У нас другая задача:  мы создаем электронный справочник, содержащий  достоверный материал. Так что пусть каждый занимается своим делом.


Вопрос:
Вы говорите о коммерческой заинтересованности. И много ли можно заработать на промыслах?
Ответ:
Промыслы – это не только продажа изделий мастеров. Хотя художники, которые закупают оборудование и материалы за государственный счет,  оплачивают электроэнергию за счет государства,  сами себя отправляют на международные фестивали за государственный счет и на государственном транспорте,  да еще и получают зарплату за это  – безусловно, находятся в выигрышной позиции с коммерческой точки зрения.  Существует еще целый ряд направлений поддержки, о которых традиционные мастера даже не слышали, зато они активно используются коммерческими структурами.

Вопрос:
И почему мастера об этом не знают?
Ответ:
Этот вопрос следует задать тем организациям, которые должны заниматься поддержкой народного творчество и традиционной культуры.  Вот только спросить некому.

 

Вопрос:
А почему Вы не спросите? Это было бы правильно.
Ответ:
Потому, что я - коллекционер, а не борец с "ветряными мельницами".  Давайте назовем вещи своими именами:  та часть традиционной культуры, которая имеет реальное  финансирование, превратилась в коррумпированный бизнес.  С мощной поддержкой в самых различных структурах.  А бороться с коррупцией должны не коллекционеры. Если компетентным органам потребуется мое мнение как профессионала - я его предоставлю официально. Но пока мое мнение необходимо узкому кругу профессионалов.  Именно поэтому нами был создан этот справочник.


Вопрос:
Так может промыслами и должны заниматься профессиональные художники?
Ответ:
А вы думаете, что профессиональные художники знают, что такое народная традиция?


Вопрос:
А кто знает?
Ответ:
Это знали люди, которые стояли у истоков промыслов.  Для того, чтобы понять сущность традиции, нужно быть средневековым человеком.  Изюминка мастеров как раз в том, что они выросли в этой традиции. Это как с родным языком:  мы можем не осознавать  значений некоторых слов, но мы выросли и воспитались на этом языке.  И употребляем его так, как посчитаем нужным. В Москве люди имеют полное право "акать", на Вологотчине - "окать".  В Москве  говорить "бордюр", а в Петербурге - "поребрик". И это  правильно. Потому, что мы – носители родного языка.  Так же и с традицией. Настоящие мастера могут не осознавать, что и почему делают. Но они делают это правильно.  И самое опасное в этой ситуации – когда искусствоведы начинают этих мастеров учить тому, как правильно изготавливать изделие. Вот тогда мы промысел теряем.


Вопрос:
Но бывают восстановленные промыслы.  Ведь люди, которые их восстановили, не выросли в этой традиции.
Ответ:
В этом случае нужно смотреть на то, какая работа была сделана для восстановления.  Если люди действительно изучают промысел, который восстанавливают, то у них должны быть сотни научных публикаций в серьезных  археологических, исторических,  краеведческих научных изданиях. Они должны изучить тысячи обломков изделий, понять технику,  в которой эти изделия были изготовлены.  И будет странно, если за это время они не впитают традицию  настолько же крепко, насколько это вообще возможно.
Поэтому реально восстановленных промыслов – единицы.  Ведь этим смогут заниматься только очень увлеченные люди.


Вопрос:
Но существуют некоторые художники, которые прошли обучение у настоящих мастеров – носителей традиции.
Ответ:
А кто вам об этом сказал?  Сами художники?   В наше время принято верить официальным документам.  Да, такие случаи бывают, но они очень редки.  И такое обучение подтверждается бумагой, на которой стоит подпись самих мастеров. Именно мастеров, а не каких-то непонятных структур, которые состоят из непонятных людей, считающих в праве судить  "кто достоин быть истинным мастером, а кто не дорос".  Если есть бумага – значит было обучение. Если такой бумаги нет, значит это просто обман.  А написать  в красочных буклетах могут все, что угодно.  Но это будет искажение информации ради коммерческой выгоды. 

 

Вопрос:
И Вы можете привести примеры?
Ответ:
Могу. В суде, когда до этого дойдет дело.


Вопрос:
И чем опасны художники, которые выдают себя за традиционных мастеров?
Ответ:
Прежде всего тем, что они вытесняют продукцию настоящих мастеров.  Это рынок.
Но есть еще одна опасность, которую мы не можем предугадать:  мы просто не знаем всю ту  информационную  составляющую, которую несет в себе изделие промысла.  Мы не обладаем восприятием средневековых людей.  И из-за этого незнания художники могут просто изменить что-то очень важное в угоду «здравому смыслу» и «научной логике». 

 

 

Demo